Главная > Библиотека  > Легенды, притчи, сказания, сказки > Подснежники

Александр Сурин

Подснежники

I

В одной очень холодной заснеженной стране, под названием Зима, жили-были подснежники. Они не были теми весенними цветами, что первыми появляются из-под снега. Подснежниками они звались потому, что жили глубоко под снегом. А вообще они были такими же, как ты и я, или почти такими. Они рождались и взрослели, женились и растили детей, потом старели и уходили на покой. Они радовались и страдали, и всё у них было, как у нас, или почти всё.

Снег в этой стране никогда не таял. Он был всегда. Если когда-то и было по-другому, то этого никто не помнил. И вообще подснежники почти ничего не знали о своем мире. Что происходило в нем, каким он был раньше, никто не знал, да и не очень-то и старался узнать. Так было спокойнее жить. Молодых мало что интересовало в жизни, а старики знали не больше молодых. Да и откуда взяться знаниям, когда живёшь глубоко под снегом?

Городов у подснежников не было, а вместо домов они рыли себе в снегу жилища больше похожие на норы, где и ютились со своими семьями. Между собой жилища соединялись ходами и тоннелями, которые, если сложить их вместе, были, как один огромный запутанный лабиринт.

И не то чтобы им нравилось жить под снегом: воздух тут был сырой и спертый, и никогда не удавалось как следует согреться. Но зато здесь ничего не менялось, и всё оставалось по-прежнему. А это для подснежников было самым главным. И что хорошего может быть в переменах?

Но меньше всего подснежники знали о том, что происходит наверху. Ходили слухи, что самый верх – это место, где кончается снег. Были такие, кто уверял, что над снегом вообще нет ничего, кроме воздуха. Другие в полголоса и, оглядываясь по сторонам, говорили о каком-то солнце, которое якобы светит и – надо же такое выдумать – согревает всё вокруг. Но этому почти никто не верил. Потому что так было спокойнее. А покой у подснежниках ценился превыше всего.

А ещё, ходили разговоры о том, что где-то в самых верхних галереях, где кончается снег, живет ужасный старый подснежник. Он занимается тем, что делает дырки в снегу, через которые видно небо. В эти жуткие истории тоже не очень-то и верили, хотя матери часто пугали своих детей, когда те их не слушались. Они округляли глаза и говорили страшным шепотом: «Если ты сейчас же не перестанешь шалить, Старик сделает дырку в нашем потолке и заберет тебя туда, где нет снега». Такие слова пугали детей и те начинали плакать. Да что там дети – дыра, уходящая куда-то вверх, может напугать кого угодно.

Дети подснежников были, такими же, как все дети: они шалили и проказничали, они были послушными и прилежными, они бегали наперегонки, ссорились и дружили. Они рыли в снегу маленькие пещерки, лепили из снега разные смешные фигурки – одним словом, жили обычной детской жизнью.

Среди детей подснежников рос Мальчик. Как и все дети, он носился по тоннелям и переходам; плакал, когда его обижали, и смеялся безо всякой причины. Он был таким, как все дети, или почти таким.

Друзей среди маленьких подснежников у Мальчика не было. А всё из-за того, что больше всего на свете его тянуло узнать, что же в действительности там, на самом верху. Мальчика очень волновали всякие небылицы на эту тему. Часто в своих пещерках, вырытых в снегу, чтобы на время спрятаться от взрослых, маленькие подснежники рассказывали друг другу разные страшные истории про небо и солнце. Но Мальчика эти истории, почему-то не пугали. Наоборот, чем больше он их слушал, тем сильнее ему хотелось подняться наверх и хоть краешком глаза взглянуть на то, что там происходит. Иногда Мальчик застывал в неподвижности, задрав голову и глядя в потолок, будто засыпал с открытыми глазами. В это время ему казалось, что сквозь толщу снега он видит смутное движение, почти неуловимое, и оттого таинственное и влекущее. Странные образы рождались где-то в самой глубине его сознания и медленно всплывали на поверхность. Будто какие-то неясные, необъяснимые события происходили на поверхности снега, совершенно не похожие на жизнь подснежников с ее тишиной и сыростью. Впрочем, это продолжалось не долго, и Мальчик снова становился таким, как все дети.

Конечно же, многие замечали странное поведение Мальчика. Глядя на него, взрослые подснежники вздыхали, кивали головой и говорили: «Бедные родители, как им не повезло с ребенком. Все дети как дети, а этот…» Впрочем, самого Мальчика они, всё же, немножко жалели, хотя и запрещали своим детям с ним водиться. Так, на всякий случай.

Несколько раз Мальчик пытался узнать у своих родителей хоть что-нибудь о таинственной поверхности снега, но родители его были обыкновенными подснежниками и поэтому даже слушать, ни о чём таком, не хотели. Их почему-то очень пугали его вопросы, и они запрещали Мальчику даже думать про «это». А тот не понимал, чего они так боятся, но с некоторых пор перестал приставать к родителям с расспросами. А вот не думать об «этом» у него никак не получалось.

Случалось, во время веселых забав дети забегали в верхние галереи, туда, где кончались жилища подснежников. Обычно они сразу же возвращались назад - уж очень пусто и свободно было вокруг. Дети пугливо жались к стенам, и всё время озирались по сторонам. Здесь им так не хватало привычной тесноты жилых ярусов.             

А вот Мальчика как магнитом тянуло наверх. Бывало, украдкой он забирался как можно выше и в одиночестве бродил по безлюдным коридорам. Правда, Мальчику было немного не по себе в гулкой тишине заброшенных галерей, но зато здесь не было так душно и сыро, как внизу. Мальчику хотелось подняться еще выше, но он боялся заблудиться в лабиринте незнакомых ходов и переходов.

Однажды во время одного из таких путешествий, когда Мальчик ушел особенно далеко от дома, в одном из верхних пустынных коридоров он вдруг нос к носу столкнулся с незнакомым подснежником. Перед ним стоял высокий Старик.  Его появление было таким неожиданным, что Мальчик очень испугался. Но от Старика исходило такое спокойствие и доброжелательность, что Мальчик как-то сразу успокоился. Несмотря на почтенный возраст, старик держался прямо и был по-молодому подтянут. Он улыбнулся и сказал:

- Не бойся! Я не сделаю тебе плохого.

Голос у старика тоже был молодой и звонкий. Некоторое время он внимательно рассматривал Мальчика, а потом спросил:

- Как тебя звать?

Мальчик ответил, а потом неожиданно для себя спросил: - А Вы  тот самый старик, который делает дырки в снегу?

- Дырки в снегу? Для чего? – удивился Старик, а потом рассмеялся – Ах вот ты о чем! Я знаю, подснежники пугают мною друг друга. Но могу тебя успокоить, - старик улыбнулся, хотя голос его звучал грустно, - Дырок в снегу я не делаю. И детей никуда не забираю. Разве что они сами этого захотят, - добавил он, и внимательно посмотрел на Мальчика.

- А как мне Вас называть? – спросил Мальчик.

- Называй меня… - Старик неуверенно почесал в затылке. – Ну, например,  Хранителем. Кстати, а как ты попал сюда, ведь здесь не живут подснежники! Ты что, заблудился?

- Нет - ответил Мальчик. – Я здесь часто гуляю.

- Вот как. А хочешь ко мне в гости? – вдруг предложил старый подснежник, - Я покажу тебе свое жилище.

Мальчик был в замешательстве. Он не знал, что ответить. Вот так сразу идти куда-то с незнакомцем было страшновато. Правда, непонятно как, но Хранитель сразу же располагал к себе и даже вызывал симпатию. Но, всё же, Мальчик спросил на всякий случай:

- А это далеко?

Старик утвердительно кивнул и показал пальцем куда-то вверх. Этот жест всё и решил - упускать такую возможность Мальчик не собирался. Все сомнения разом пропали, и он храбро сказал:

- Хорошо, я пойду с Вами.

Старик почему-то очень обрадовался такому ответу. Повернувшись, он быстро зашагал вверх по одному из коридоров, не забыв поманить за собою Мальчика.

Старый подснежник шел уверенно - было видно, что дорога ему хорошо знакома. Она всё время шла вверх, и Мальчику приходилось идти очень быстро, чтобы не отстать.

Так они поднимались довольно долго, и когда Мальчик совсем уже выбился из сил, Хранитель вдруг остановился. Мальчик с разгона ткнулся ему в спину и тоже встал.

Прямо перед ним начиналась просторная пещера с широким входом и высоким потолком. Таких больших жилищ Мальчик еще не встречал. Подснежники обычно избегали больших пещер и селились там, где до потолка можно было легко дотянуться рукой. Хранитель вошел в пещеру, жестом пригласил за собой Мальчика и велел ему усаживаться там, где понравиться. Потом он устроился напротив и сказал:

- У тебя, наверное, есть много вопросов ко мне. Спрашивай – я постараюсь на них ответить.

Мальчик смущенно заерзал на своем сидении. Вопросов у него и вправду было так много, что он не знал с какого и начать. Подумав немного, решил начать с самого главного. Он задал вопрос, который всегда не давал ему покоя.

- А что там наверху, где кончается снег? А правда, что над снегом есть небо и Солнце? – скороговоркой произнес Мальчик. Он весь сжался, ожидая, что Хранитель посмеется над его вопросами, но тот даже не улыбнулся. Он очень серьезно выслушал Мальчика, помолчал немного, о чем-то задумавшись, а потом заговорил:

- Я живу здесь очень давно и намного старше любого из подснежников и на моей памяти здесь под снегом никогда ничего не менялось. Но когда-то всё было совсем не так, как сейчас. Давным-давно в этой стране не было снега.

Хранитель глянул на Мальчика и замолчал. А тот даже рот раскрыл от удивления. Услышанное казалось таким невероятным, что он недоверчиво рассмеялся.

- Да, да, - кивнул головой Хранитель, - снег появился не сразу, а только когда изменились условия жизни. До этого погода здесь была совсем другая. И на небе действительно сияло Солнце. Оно освещало и согревало всё вокруг. Это было чудесное время. Подснежники в ту пору называли себя по-другому. Они и были другими: сильными и веселыми. Они много знали и ничего не боялись. Но, со временем всё переменилось. В жизни всегда так: новое приходит на смену старому, день переходит в ночь, а после лета наступает зима. Долгая зима. Именно это и произошло в нашей стране. Солнце с каждым днем опускалось всё ниже и ниже над горизонтом, пока однажды и вовсе не спряталось за его край. И тогда наступила долгая ночь, а вскоре пришла суровая Зима с ее стужей. День за днём, не переставая, валил снег, и подснежникам пришлось приспосабливаться к новым условия жизни. Они стали рыть норы в снегу, иначе им было не выжить. С тех пор сменилось много поколений, и уже никто не помнил о той счастливой поре, когда на небе сияло лучезарное Солнце. Так, постепенно, мы превратились в подснежников, и забыли что такое небо и ветер.

И только редкие одиночки, от отца к сыну и от учителя к ученику, передавали знание о солнечных временах. Я один из тех, кому перешло это знание. Мы хотели сохранить его для будущего. Остальные подснежники были заняты лишь тем, как бы лучше устроиться в этой трудной жизни. А для этого нужно было всё глубже закапываться в снег. Вот они и стремились вниз, подальше от поверхности, где лютыми морозами дышала Зима, и где свирепствовали снежные бури. Небо становилось всё дальше и выше, и, со временем, к нему перестали возвращаться даже в мечтах. Сама память о нём потерялась в бесконечных ходах и пещерах под снегом.

 Сейчас уже очень редко рождаются среди подснежников такие, кто, хотя бы, изредка глядят вверх, ибо сердце зовет их к небу, а вот память о нём еще не проснулась, – Хранитель ласково улыбнулся Мальчику, – Кажется ты один из них.

Это он проговорил чуть слышно, должно быть, для самого себя.

Многого из того, что рассказал старый подснежник, Мальчик не понял, но, всё же, слушал очень внимательно, стараясь не пропустить ни одного слова.

- Но всему приходит конец - продолжал свой рассказ Хранитель - даже зиме в стране подснежников. Это случилось совсем недавно. Свершился Великий Оборот времён. Впервые за бесконечно долгий срок Солнце вновь показалось из-за горизонта. Мы, хранители древнего знания, через многие поколения пронесли память о лучших временах и о прекрасном Солнце. И все-таки дождались его возвращения!

Последние слова Хранитель произнёс торжественно, голос его зазвенел от напряжения. И, как-то незаметно, его состояние передалось Мальчику. Он подался вперед и замер, будто окаменел, и лишь глаза его горели лихорадочным огнем.

- Я хочу увидеть Солнце, - прошептал он, прижав руки к груди.

Хранитель подошёл к Мальчику и сказал очень серьёзно:

- Ты увидишь его, я обещаю! Но только позже, не сейчас. Я хочу объяснить тебе очень важную вещь! Слушай меня внимательно и запоминай. С каждым днем, едва заметно глазу, Солнце поднимается всё выше и выше. Его лучи нагревают снег и он начинает таять. И это совсем не такое таяние, когда подснежники теплом своих рук растапливают снег для питья.

Весь верхний слой снега в нашей стране становится сырым и плотным. Он напитывается собственной влагой, набухает талой водой и тяжелеет день ото дня. Тяжестью своей он сдавливает нижние слои, отчего снег всё больше проседает, и со временем так он уплотниться и затвердеет, что станет непригодным для жизни. Пока этого еще не произошло, но ждать осталось совсем не долго.

Подснежники не знают об этом. Не понимая, что происходит вокруг, они начнут зарываться в снег ещё глубже. И действительно, внизу сейчас гораздо уютнее и спокойнее. Но это - иллюзия, и в этом заключается главная опасность для подснежников. Им будет казаться, что внизу они окажутся в безопасности, и что таяние не затронет самых глубин снега.

Поначалу так оно и будет, ведь изменения не происходят сразу. Но, постепенно, тепло Солнца проникнет и туда, в самые нижние слои, и тогда выбраться на поверхность станет уже не возможно. Снега наверху не останется, там будет одна вода. Выжить можно только на поверхности, в тех местах, где освободиться от снега земля!

Всёэто обязательно нужно знать подснежникам! Те, кто попытается спастись под снегом, обречены на гибель. Путь спасения один: наверх, пока еще не поздно.

Хранитель замолчал, и некоторое время пристально глядел на Мальчика, словно мысленно помогал тому закрепить услышанное в памяти. Потом он встал, взял Мальчика за руку и вывел его из своего жилища. Так, в молчании, они снова шли запутанными переходами, только теперь уже вниз, в душную тесноту глубинных ярусов.

Когда до ближайшего жилья оставалось совсем немного, Хранитель остановился и сказал Мальчику:

- Дальше иди один, меня здесь боятся, а я не хочу никого пугать.

А Мальчику так не хотелось с ним расставаться. Он топтался на месте и всё не уходил. Тогда Хранитель взял его за плечи и сказал:

- Мы с тобой ещё встретимся! Я очень рассчитываю не тебя!

Потом он улыбнулся на прощанье и быстро зашагал назад. А Мальчик всё стоял и стоял, пока старик не скрылся за поворотом галереи.

II

Самым главным в жизни подснежников было постоянство. Это когда вокруг ничего не меняется, и вчера ничем не отличалось от завтра. А вместе они как близнецы походили на сегодня.

Вообще вся жизнь подснежников была сплошным сегодня. Вчерашний день они тут же забывали, а думать о дне завтрашнем у них, как-то не получалось.

Самым страшным для подснежников были перемены. Их боялись как огня. И хотя огня-то под снегом быть уж никак не могло, но от этого страх перед переменами не уменьшался.

Но вот, с недавних пор что-то ужасное стало происходить вокруг и в тихую, размеренную жизнь подснежников без спросу пришли большие перемены.

Пока они были не очень заметными - на них никто не обращал внимания, но со временем, они стали проступать всё отчетливее. И как ни старались подснежники их не замечать, рано или поздно с ними, всё-таки, пришлось считаться.

Больше всего подснежников пугало то, что перемены эти затронули самую основу их жизни – снег. А раз менялся снег – значит, менялось всё.

Из сухого, пушистого и лёгкого, как-то незаметно снег сделался мокрым, плотным и тяжелым. На потолках, как будто сами собой начали собираться капли воды. Их становилось больше и больше, они набухали, а потом отрывались от потолка и с громким бульканьем падали в лужи, которых к тому времени тоже немало развелось в стране подснежников.

Лужи переполнялись талой водой, стекавшей со стен коридоров, и устремлялись вниз, в нижние ярусы, постепенно ускоряя свой бег. По дороге они превращались сначала в веселые ручейки, а потом и в бурные журчащие потоки. Из-за этого многим подснежникам пришлось покинуть свои сырые пещеры. В поисках более сухого жилья, они начали переселяться в самые нижние ходы под снегом. Раньше такого не случалось. Жизнь подснежников превратилась в непрерывный кошмар. Им никогда еще не приходилось так сильно страдать. А всё из-за неудобств, которые причиняло им таяние снега.

Каждый день подснежники собирались в самой большой пещере и взволновано обсуждали своё положение. А волноваться было из-за чего.

Сидеть в ожидании лучших времен уже не было сил, а что делать дальше, никто толком не знал. Одни говорили, - и таких было большинство - что надо рыть новые тоннели в глубину, где, по слухам, снег еще не такой мокрый и плотный. Другие подснежники предлагали остаться и посмотреть, что будет дальше. Третьи уверяли, что нужно не замечать никаких перемен, ведь раньше ничего не менялось, а вдруг и теперь не изменится. А несколько подснежников болезненного вида, закатывая глаза, говорили грозными голосами, что надвигается ужасная беда, и все обязательно погибнут. Они утверждали, что скоро наступит конец снега, и в живых останутся только самые избранные. А всё из-за того, что подснежники живут не так, как надо и за это их ждет страшное наказание.

Правда, о том, как нужно было жить, что бы спастись, эти странные подснежники почему-то не рассказывали. Наверно сами не знали. А им не очень-то и верили, хотя спорить не решались. Поэтому их слушали молча и недоверия не показывали.

Вообще подснежники охотнее верили хорошему, чем плохому. Поэтому они совсем растерялись и не знали, что же им все-таки делать.

В один из таких дней, в большой пещере было особенно многолюдно. Подснежники, как обычно, возбужденно спорили друг с другом о том, куда же им всё-таки деваться, как вдруг, заглушая общий гул, прозвучал чей-то звучный голос:

- Нужно идти наверх – там безопаснее всего!

В пещере повисла тишина. Все повернулись на голос. И хотя раньше подснежники не встречались с Хранителем, все тут же догадались кто это. Со всех сторон зазвучал робкий шёпот: "Это старик! Тот самый, который делает дырки в снегу. Зачем он пришёл сюда?" Шёпот прошелестел над головами и затих в дальнем углу пещеры.

Хранитель одиноко стоял у самого входа в пещеру. Никто не заметил его появления.

- Здесь больше нельзя оставаться. Скоро снег совсем растает и кругом будет одна вода, – голос его гулко звучал под сводами пещеры. – Вам нужно подниматься к поверхности! Только там можно спастись!

- Наверх идти нельзя, - зашумели подснежники, - туда раньше никто не

ходил. И вообще, там «верх».

- Ну, во-первых, ходили, - возразил Хранитель. – Я ходил. А, потом, что ж плохого вверху?

- Там нет снега, - загалдели подснежники, - там нет тоннелей и пещер.

- Зато там есть Солнце, - спокойно ответил Хранитель.

Подснежники недоверчиво зашумели, а те из них, кого считали самыми учеными, стали кричать, что никакого солнца нет, а есть только всякие глупые сказки о нём.

- Как может существовать что-то, - возмущались они, - чего никто не видел? И как можно прожить без снега. Если не будет снега, то и жизнь кончится.

Ученые подснежники еще долго говорили разные умные слова и при этом презрительно кривили рот.

- А вы поднимитесь со мною наверх и сами увидите, - предложил им Хранитель.

Но ученые подснежники и не думали никуда подниматься. Кто же пойдет за каким-то сумасшедшим стариком.

- Кто-нибудь пойдет со мной? – спросил Хранитель и все тут же замолчали. Он переводил взгляд с одного подснежника на другого, и те, на кого он посмотрел, тихонечко пятились. Так, на всякий случай.

Вдруг из толпы вышел Мальчик. Он подошел к Хранителю и спросил:

- Можно мне пойти? Я хочу увидеть Солнце.

Тот ничего не ответил, только ласково улыбнулся и провел ладонью по волосам Мальчика.

Так же молча, он повернулся и пошел к выходу из пещеры, а за ним двинулся Мальчик. Никто даже и не пытался остановить его – подснежники были слишком растеряны и напуганы происходящим.

И снова он шел наверх за Хранителем. Дорога к поверхности стала ещё труднее. Чем выше они поднимались, тем сильнее менялось всё вокруг. Воздух заметно потеплел. С потолка падали тяжелые холодные капли, а по полу журчали навстречу веселые потоки талой воды. Они очень мешали продвигаться вперед. Пол здесь был скользким, и ноги часто теряли опору. Подснежникам всё время приходилось держаться руками за стены. Но и они сделались твердыми и скользкими.

Снег таял. У самой поверхности он вообще не был похож на снег, тот пушистый и невесомый снег, к которому с детства привык Мальчик. А еще здесь появилось странное движение воздуха навстречу, непривычное и волнующее. От него почему-то сжималось сердце, как от предчувствия большой радости. Мальчик даже попытался потрогать этот воздушный поток рукою. Хранитель заметил это и улыбнулся.

- Это ветер – коротко пояснил он.

Мальчик не понял того, что ему сказали, но почему-то заволновался ещё больше.

Дорога становилась всё круче, и у самой поверхности им пришлось пробираться почти ползком. Казалось, подъему не будет конца, когда Хранитель внезапно остановился. Мальчик тоже замер, боясь пошевелиться. Здесь было так непривычно, что он совсем оробел.

- Мы пришли, - тихо сказал Хранитель, - Тут всего несколько шагов до поверхности. Вроде бы, что это совсем не много, но на самом деле это очень долгий и тяжелый путь. Когда-то, очень давно, я сумел пройти его. Теперь иди ты, Мальчик! Иди и смотри на Солнце! Оно уже поднялось над краем Земли и на него пока еще можно смотреть.

Он взял Мальчика за плечи, развернул к выходу на поверхность и легонько подтолкнул. Мальчик сделал несколько шагов и остановился. Он стоял и не понимал, что с ним происходит.

Теперь уже всем телом он ощущал движение ветра. Мальчик дышал полной грудью и никак не мог надышаться. Ветер был напоен ароматами, каких никогда не бывает под снегом.

И еще Мальчик почувствовал на лице тепло, причем не так, как если кто-нибудь прикоснется к лицу рукой. Тепло исходило от чего-то, что находилось прямо перед ним.

Мальчик помолчал немного, потом спросил:

- А где же Солнце?

- Оно перед тобой, - удивился Хранитель, - Разве ты его не видишь?

- Не знаю, - нерешительно проговорил Мальчик.

Ему показалось, что кроме тепла на лице его появилось не выразимое словами ощущение чего-то, что не было ни звуком, ни запахом и не прикосновением. Мальчик воспринимал «это» как-то необычно, совсем по-другому.

Он поднял ладонь к лицу, и вдруг новое ощущение пропало. Мальчик убрал ладонь, и оно появилось вновь.

Он еще и еще поднимал и опускал руку, пока не понял, что воспринимает «это» глазами. Мальчик испытал такие непривычные чувства, что не смог бы описать их словами. В языке подснежников просто не было для этого нужных слов.

Правда, новое ощущение звучало совсем слабо, и другие чувства заглушали его. Мальчику всё время приходилось напрягаться, чтоб не потерять его.

- Вы, подснежники, слишком долго жили под снегом. Так долго, что почти разучились видеть. В темноте зрение притупляется почти до полной слепоты. Именно это и случилось с вами, - грустно промолвил Старик.

Он подошел к Мальчику, и теперь они стояли рядом.

- Со временем это умение вернется к вам во всей полноте. Но для этого нужно жить под небом, а не под снегом. А теперь пойдем – долго на Солнце смотреть нельзя. Особенно поначалу.

Они снова вернулись к выходу на поверхность и вошли под своды тоннеля. Хранитель присел перед Мальчиком так, что их лица оказались совсем близко, и сказал:

- Ты видел Солнце, Мальчик. А теперь ступай и расскажи об этом подснежникам - тебе они поверят. Скоро под снегом совсем нельзя будет жить. Пускай те, кто не хочет погибнуть, поднимаются сюда и привыкают к Солнцу. Иди, Мальчик, и возвращайся, я буду ждать тебя.

У Мальчика и в мыслях не было его ослушаться. За время их знакомства Мальчик проникся к нему таким чувством, которое, пожалуй, граничило с благоговением. Но, несмотря на это, всё существо его протестовало против возвращения. Ему до слез не хотелось уходить отсюда, где впервые в жизни он испытал ни с чем несравнимую радость. Никогда еще не было так светло у него в сердце. А тут снова нужно возвращаться в этот безрадостный мрачный мир под снегом. Мальчика совсем уже охватило отчаяние, но тут он вспомнил слова Хранителя о том, какая страшная опасность нависла над бедными подснежниками, которые никогда не видели Солнца.

Только он, Мальчик, мог рассказать им какое оно теплое, ласковое и радостное. И Мальчик пошел вниз, всё ускоряя шаг. Времени оставалось совсем не много.

III

Как-то, в один из тех радостных весенних дней, когда яркое Солнце наполняет весь мир огнем жизни, освещает и согревает его с такой любовью, словно мать своё единственное дитя, непонятно откуда появилась большая толпа подснежников.

Они устало брели мимо бесконечных озер, что зеркальными пятнами покрывали всю землю до самого горизонта. Подснежники испуганно жались друг к другу, прикрывая ладонями от Солнца свои бледные, растерянные лица. Впереди группы шел маленький подснежник. Он уверенно шёл вперед, лавируя между огромными лужами талой воды. Остальные тянулись за ним, боясь отстать. Маленький подснежник всё время озирался по сторонам, пытаясь разглядеть кого-то в легкой дымке испаряющейся воды. Мириады солнечных бликов, скачущих по глади озер, слепили глаза. Дрожащее марево делало окружающее неясным и расплывчатым. И все-таки он увидел, там, далеко впереди, того, кто был ему так дорог, к кому он так торопился. Маленький подснежник повернулся, махнул рукой, подгоняя отставших, и ускорил шаг.

А где-то вдалеке, на одном из островков земли, то тут, то там поднимающихся из воды, стоял высокий седой старик. Он застыл в ожидании с поднятою рукой, и пристально всматривался из-под ладони в туманную дымку. Он тоже силился разглядеть кого-то среди множества небольших ещё, клочков земли, отвоеванных у воды Солнцем. У той самой воды, которая совсем недавно была пушистым холодным снегом.

Старик пока не знал, что его уже заметили, и к нему спешит маленький подснежник. Тот самый подснежник, который больше всего на свете хотел увидеть Солнце.



Главная страница    |    Новости сайта