Главная > Библиотека  > Легенды, притчи, сказания, сказки > Ракушки

Александр Сурин

Ракушки

Далеко-далеко, среди бескрайних просторов океана одинокой башней возвышалась Скала. От самого дна поднималась она уступ за уступом, а уже над водой вздымалась к небу на головокружительную высоту. В хорошую погоду, когда океан был спокоен, ленивые волны мерно накатывались на её камни. Они старательно вылизывали подножье Скалы, будто хотели  убедить её в своём дружелюбии. Зато, когда начинался шторм, огромные водяные валы бились о её неприступные стены. Горы воды обрушивались со страшным грохотом, стараясь расшатать её основание. В неистовой ярости кидались они на отвесные стены, но разбивались о камни, рассыпались брызгами и откатывались назад в бессильной злобе. Одолеть Скалу им было не под силу – она ни разу не дрогнула под могучими ударами волн. Её гранит был несокрушим.

Всё в этом мире шло своим чередом. Хорошая погода сменяла плохую, потом снова налетали штормовые ветры, и так было всегда. Только иногда, очень редко приходила Волна. Она зарождалась где-то в самых глубинах океана и, поднявшись на поверхность, неслась с огромной скоростью, сокрушая всё на своём пути. Не было преграды, способной устоять перед её натиском. И только Скала могла поспорить с Волною. Только она одна могла выдержать страшный удар Волны. Но это случалось так редко, что никто не знал, когда это произойдёт в следующий раз.

Часть Скалы от самой кромки океана до той высоты, куда могла дотянуться вода в самый сильный шторм, была старательно разглажена волнами, а вся её поверхность усеяна маленькими ракушками. Они жили большой колонией ещё с незапамятных времён. Давным-давно первых ракушек принесло к Скале океанское течение. Ракушки сумели закрепиться на её поверхности и со временем прижились на ней. С тех пор небольшое поселение ракушек превратилось в большую колонию. Она росла, ширилась, пока не заняла ту часть скалы, что постоянно омывалась водами океана.

Вообще ракушки жили в равновесии со своим миром и потому зависели от всех его стихий. Твердь скалы давала опору их прочным раковинам, а вода смягчала их, чтобы они не пересыхали слишком и не растрескивались. Солнце согревало своим теплом, а воздух овевал их, высушивая лишнюю влагу, не позволяя раковинам покрыться плесенью.

Так и жили они на своей Скале. Новые ракушки приходили из океана, чтобы укрепиться на ней, а у старых уже не было сил удерживаться - они отлипали от скалы и снова уходили в океан, теперь уже навсегда. Сама колония при этом оставалась постоянной и неизменной. Ракушек было ровно столько, чтобы не приходилось жить в тесноте, но при этом, случись какое-нибудь несчастье, их всё равно оставалось достаточно много, что бы  колония могла продолжить существование.

Рано утром, когда солнце большой красной рыбой медленно всплывало из океана, ракушки приоткрывали ему навстречу створки своих раковин. Они нежились в лучах солнца, и это была одной из немногих радостей их короткой жизни. Свои домики ракушки очень оберегали, потому что те защищали их от всего, что могло причинить вред их слабым, нежным телам. Ракушки даже думать боялись о том, чтобы покинуть свой дом или просто повредить его. Одна лишь мысль об этом приводила их в ужас. Хотя в далёком прошлом  (об этом сохранились лишь самые смутные предания)  ракушки не носили раковин, а были простыми моллюсками. Они жили в воде, а тела их были мягкими и незащищёнными. Но это было так давно, что даже самые старые ракушки не могли сказать об этом ничего определённого.

Случилось так, что две ракушки прикрепились к скале очень близко друг к другу и с тех пор жили бок о бок. Они сразу же познакомились, а со временем даже подружились. Одна из них была старой, умудрённой жизнью ракушкой, а её соседка – наоборот, совсем молоденькой, недавно появившейся на свет. Все дни напролёт они проводили в беседах. А чем ещё им было заниматься – у ракушек всего-то и забот было, что открывать и закрывать створки  своих раковин, когда это было нужно.

Говорили они обо всём, что их окружало: о солнце, об океане,  о жизни в колонии и ещё о всякой всячине. Правда, в основном говорила старая ракушка – она прожила долгую жизнь и знала много интересного и полезного. А для молоденькой ракушки всё было новым и необычным.  Поэтому она больше слушала да задавала вопросы, когда чего-то не понимала. А старой ракушке только это и нужно было. Ведь это приятно чувствовать себя мудрой и многознающей.

Сказать по правде, тем для разговоров у ракушек было не очень много. Чаще всего они обсуждали то, чего больше всего боялись – так уж водится у ракушек. А боялись они за свои домики-раковины: как бы ни повредить их, а то и вовсе не потерять.

Как-то погожим тёплым днём, когда можно было пошире раскрыть створки своих раковин на встречу ласковому солнцу, не боясь резкого ветра и хлёстких солёных брызг, ракушки особенно оживлённо разговаривали о том, чего же больше всего следует бояться.

Молодой ракушке повезло: её соседка оказалась умнее других ракушек. Наверное, она вообще была самой умной ракушкой в колонии. А всё потому, что не разделяла общих страхов. Мало того, она считала, что раковина не всегда может защитить от опасности.

- Не слушай тех, кто говорит, что чем толще стенки раковины, тем безопаснее в ней жить. Это не совсем так, - говорила своей молоденькой соседке мудрая ракушка. – Конечно, в обычной жизни толстые стенки надёжнее тонких, потому что прочнее, и за ними можно переждать любой шторм.

Сказав это, старая ракушка замолчала. А молодой ракушке её слова показались неясными и загадочными. Подождав немного и не дождавшись объяснений, она спросила:

- Странно, сначала ты сказала, что толстые стенки домиков – это плохо, а потом наоборот, что это хорошо.

- Ты меня невнимательно слушала. Ведь я сказала:  в обычной жизни.

- А что, бывает ещё и необычная? – удивилась молодая ракушка.

- Ещё как бывает. Ты что-нибудь слышала про Волну? – вдруг спросила старая ракушка.

- Ты про волны, которые бывают во время большого шторма? – спросила молодая ракушка. Хоть она и жила на Скале совсем недолго, однажды ей всё же довелось пережить шторм, и она видела большие волны.

-  Не волны, а Волна. Та, что приходит из самых глубин океана, – и старая ракушка рассказала всё, что знала о Волне. Правда, знала она совсем немного: только то, что Волна приходит неожиданно, и что это случается очень редко.

А молоденькая ракушка даже створки своей раковины раскрыла от удивления – так сильно ей нравилось узнавать что-то новое.

- Когда приходит Волна, – промолвила мудрая ракушка. – Надёжное становится опасным, а хрупкое наоборот, поможет выжить.

Тут она сообразила, что ещё больше запутала свою юную подругу, и принялась объяснять.

- Дело в том, что Волна одинаково легко может разрушить любую раковину - и тонкую, и толстую.

- Значит, мы все погибнем, – всхлипнула молоденькая ракушка.

- Не все, – успокоила её старшая подруга. – Дело в том,  что осколки от толстой раковины опасны и наверняка погубят своего хозяина, когда Волна разобьёт её. Они жёсткие и острые, и наше мягкое тело беззащитно перед ними. А вот совсем тоненькие раковины – например, такие как у тебя – от удара Волны россыпятся в пыль и не причинят ракушке никакого вреда. Поначалу в воде можно будет прожить и без домика, а со временем нарастить новую раковину и снова прилепиться к Скале.

Она помолчала немного, чтобы молодая ракушка усвоила услышанное, потом добавила:

-  Ты уже знаешь, что ракушки умеют сознательно наращивать свои домики, делая их толще и толще. Большинство только этим и занимаются.

- И ты тоже? – смущённо спросила её подруга.

- Я – другое дело. Видишь, какой тонкий у меня домик. Это потому, что я живу правильно, а остальные думают, что толстые раковины сделают их неуязвимыми и наращиваю стенки. А этого делать не нужно.

 - А что нужно? – спросила молодая ракушка.

 - Готовиться к приходу Волны.

Молоденькой ракушке стало не по себе. Она с замиранием спросила:

- А когда придёт Волна?

- Скоро, – загадочно ответила старая ракушка. И, немного помолчав, добавила. – Вообще-то точного времени никто не знает, но что-то мне подсказывает, что это произойдёт очень скоро.

- Нужно поскорее рассказать об этом остальным, – воскликнула молоденькая ракушка. – Они ведь ничего не знают.

- Знают, – вздохнула старая ракушка. – Я уже всем об этом рассказывала, и не один раз.

- А они что?

- Да ничего, – безнадёжно махнула она створкой раковины. – Они и слушать меня не хотят. Говорят, что я выжила из ума,  –  потом вдруг спросила.  –  Ну а ты мне веришь?

- Верю, конечно, – ответила молодая ракушка, но тут ей показалось, что её собеседница смотрит на неё недоверчиво, и она быстро добавила. – Правда, правда. Я не собираюсь больше наращивать свой домик.

- Уже совсем немного осталось, старой ракушке очень хотелось, чтобы ей поверила молодая соседка.  -  Скоро Волна придёт, вот увидишь.

Они помолчали ещё немного, потом молоденькая ракушка прошептала:

- Наверное, это страшно.

- Не знаю, – призналась мудрая ракушка – Наверное. На моей памяти такого ещё не было. Но ты не бойся. Это произойдёт неожиданно и сразу. Сначала ты один, а потом, раз -  и уже совсем другой. В общем, сама всё увидишь

- Я постараюсь не бояться – неуверенно сказала её молодая собеседница. Наверное, ей было бы гораздо страшнее, если бы не было любопытно – а действительно, как всё это будет. Молодую ракушку интересовало всё, что её окружало, и это чувство было сильнее страха. Она решила дождаться того дня, когда Волна встретится со Скалою.

И однажды этот день настал. И пришла Волна. И появилась она, когда её никто не ждал. Только что её не было, и вот уже она поднялась на страшную высоту и зелёной громадой нависла над колонией ракушек. Потом она обрушилась на Скалу, и удар её был страшен. Он был таким сокрушительным, что Скала – эта неприступная крепость посреди океана, дрогнула и мелко затряслась. Раздался грохот, подобный рёву тысячи штормов. От удара Скала так мелко задрожала, что со стороны казалось, будто лёгкая дымка подёрнула её поверхность. Все неровности её, трещины и выступы сразу потеряли чёткость, стали размытыми, будто поплыли.

И всё же Скала устояла. Даже Волна не смогла разрушить её и потопить в пучине. Словно нос огромного корабля Скала разрезала Волну надвое и осталась стоять невредимой. А Волна омыла её с обеих сторон, попутно слизнув всё, что недостаточно прочно цеплялось за её поверхность. Обогнув Скалу, она ушла дальше и исчезла где-то вдалеке так же внезапно, как и появилась.

Только от колонии ракушек не осталось и следа. Ужасный удар стихии в один миг разбил все до одной раковины. Всё произошла так, как и предсказала старая ракушка. Те, у кого стенки домиков были толстыми и прочными, сразу же погибли. Острые обломки раковин не оставили в живых никого. А ракушки, которые не успели нарастить свой домик, или знали, что этого делать нельзя – выжили. Тонкие и нежные стенки их раковин не причинили им вреда потому, что рассыпались в порошок, который тут же унесла вода. Теперь они медленно плавали недалеко от Скалы. Их мягкие тела постепенно привыкали к океанской воде.

Пройдёт время, и ракушки снова нарастят себе новые раковины, и снова прилепятся к своей Скале. А пока им приходилось осваивать непривычную среду обитания. Поначалу она пугала их странностью ощущений, но постепенно они стали находить удовольствие в своём положении. Ракушек радовала свобода, ведь прежде все дни напролёт они проводили в неподвижности. Это им  нравилось, потому что они не знали ничего другого. Зато теперь ракушки двигались, почти не прилагая усилий, куда им вздумается.

Одним словом, жизнь продолжалась. Ибо всё в этом мире подвержено изменениям, и всё повторяется вновь. Только всегда нужно помнить об этом и не боятся нового.



Главная страница    |    Новости сайта